Згадує Алла Ковтун


Очень тяжело сейчас говорить об Олесе, когда его нет с нами.

Знала Олеся Коваленко с 1969 года. Хотя мы и были коллегами, но для меня он был какой-то недосягаемой вершиной. Мы, начинающие, понимали, что Коваленко - ас, профи, умница, но как о человеке тогда у меня не было о нем четкого представления, так как существовала определенная дистанция.

Все изменилось, когда мы стали заниматься у Олеся на курсах (что-то типа повышения квалификации): перед нами открылся тонкий, глубокий, все понимающий человек. Жаль, что тогда он не был до конца востребован и оценен как первоклассный специалист, впрочем, как и его любимый Высоцкий.

Он много рассказывал о своей практике на рыболовецком судне, о разных странах и портах, куда они заходили (для нас это было интереснее, чем передача "Вокруг света"), о своей младшей сестре, которая спрашивала, было ли у него на судне место у окна.

 

Мы подружились, наша небольшая группа стала встречаться и в неформальной обстановке - слушали Высоцкого (записи приносил Олесь), шутили (Олесь был одним из самых остроумных людей, встреченных мной), спорили (благодаря Олесю осознала, что такое патриотизм и любовь к Украине).

 

Занятия давно закончились, и у Олеся были другие "ученики", но наша группа продолжала видеться, хотя тогда он переживал очень тяжелые времена, связанные с его отцом, которого он очень любил и уважал.

 

Олесь никогда не показывал и не говорил, когда ему было плохо или тяжело, берег своих близких. Пусть мы не так часто общались в последнее время, в основном по телефону, но каждый раз это было так интересно, у Олеся всегда было свое мнение, он ни под кого не подстраивался.

 

Как печально, что ушел такой талантливый и хороший человек.

 

Алла Ковтун