Вспоминает Игорь Виноградов*


Я в числе прочих принадлежал к группе «юрковцев» - черниговских творческих людей, объединившихся с целью возродить поэтическое имя Игоря Юркова, поэта 20-х годов, связанного с семьей Ирины Павловны, жены поэта. Именно так нас и называли в доме под акациями, куда мы приходила, когда Иван Ефимович и Ирина Павловна приезжали в Чернигов.

Иван Ефимович, худощавый, крепкий, производил впечатление долгожителя. В нем чувствовалась стойкость, несгибаемость, сердцевина, которая помогла ему перенести все испытания лагеря. Меня поразила его исключительная тактичность – он с удовольствием слушал стихи всех, кто приходил в дом (а мы практически все были поэты) и очень редко читал свои стихи. Помню, как он восхищался строками из стиха Станислава Рыбалкина «…он из тех, кто по небу ходит босиком».

Я запомнил, как Иван Ефимович однажды читал стих на французском языке, который он перевел на украинский в лагере. Читал он просто потрясающе. Напевность и красота языка, который я не понимал, навели меня на мысль, что прошлое Ивана Коваленко для меня такое же сложное и непонятное, как и это стихотворение. Он с его воспитанием понимал, что нетактично выливать на окружающих тяжесть пережитого, и никогда не жаловался, не рассказывал об испытаниях, выпавших на его долю. Я думаю, что пережить все ему помог мощный интеллект и умение найти в плохом что-то хорошее".
________________
*Чернігівський поет